MG 34 и 42. Часть девятая. Историческая роль

MG 34 и 42. Часть девятая. Историческая роль. Вермахт

Влияние на союзников

MG 34 и MG 42 во время войны оказывали как физическое, так и психологическое влияние на врага. Союзники неправильно называли их «Шпандау» (Spandau – район Берлина) из-за таблички на MG 42. Многим ветеранам печально известен звук, издаваемый механизмом MG 42. Его можно сравнить со звуком рвущегося линолеума или распиливающей ветку дерева пилы. Капитан 5-го батальона Сифортских горцев (Seaforth Highlanders) Аластер Бортвик очень хорошо запомнил этот звук:

Шпандау будит много очень личных воспоминаний. Он целился не в какой-то абстрактный объект, а именно в вас, и его скорострельность была поразительной. Это была мелодия мести. Каждая очередь начиналась со странной икоты. Треск первого выстрела отчётливо выделялся, а все остальные выстрелы сливались воедино. Трель этого пулемёта была самым узнаваемым звуком на поле боя…

Из-за звука стрельбы и способности буквально разрезать цель, MG 42 заработал множество прозвищ. Названия отличались в разных армиях, но у них было много общего. У немцев: «пила Гитлера» (Hitlersäge), «быстрый шприц» (Die Schnellespritze) и «пила для кости» (Knochensäge). Было даже название «гонорейный шприц» (Die Tripperspritze). Британские и американские войска прозвали его «бензопила Гитлера» (Hitler’s Buzzsaw) и «молния Гитлера» (Hitler’s Zipper). Советские – «крестовиком«. Солдат канадской 5-й танковой дивизии объясняет происхождение некоторых других прозвищ:

Из-за насыпи доносился ровный грохот стрелкового оружия, в основном вражеского. Пулемёты Bren могли совершать максимум 540 выстрелов в минуту. MG 34 – от 800 до 900, а 42-ой – 1200. Был не очень подходящий термин «резиновый ствол» (rubber gun) для пулемётов Джерри. [Jerry – жаргонное наименование немецких солдат]. Потом появилось более подходящее название –

«резак для сыра» (cheese cutter). Но, как бы мы его ни называли, пулемёты Джерри были оружием, которого следовало опасаться.

Военное руководство США было обеспокоено влиянием MG на моральный дух своих солдат. Об этом свидетельствует содержание фильма Военного министерства США 1944 года «Bulletin F.B. № 181«. Фильм имел подзаголовок «автоматическое оружие: американское против немецкого». Основной посыл фильма – убедить американского солдата в том, что «лай этой собаки страшнее её укусов»:

Мы имеем дело с этим пулемётом на Европейском и Средиземноморском театрах военных действий. У нас в наличии не только видео-съёмка, но и захваченные экземпляры с боеприпасами. Как они выглядят? Насколько быстро и точно они стреляют по сравнению с нашими аналогами? И самое главное для вас – как они звучат?

 

Эта штука рассыпает много свинца. И вам страшно из-за его быстрой стрельбы. MG стреляет быстрее чем всё, с чем вы сталкивались до этого. Стреляет гораздо быстрее, чем американские пулемёты, чей медленный ровный «лай» вы слышали на учениях. И их не видно – в бою они находятся в закрытых позициях.

Далее в фильме звучит тревожная военная музыка и авторы пытаются занизить боевые качества MG. Американское отделение из солдат-актёров, вначале придавленные немецким пулемётом к земле, затем спокойно наступают на врага, заходя с флангов и ведя ответный огонь. «Никто, кажется, особенно не боится этого пулемёта. Никто, кроме его расчёта, которому постоянно приходится справляться с прожорливостью MG и перегреванием его ствола». Затем в фильме сравниваются немецкие пулемёты с американским оружием (Браунинг M1917, Браунинг M1919, ПП Томпсона). Для этого стреляют по мишеням размером с человека с расстояния 300 метров. Демонстрируется, как американское оружие каждый раз поражает цели. Голос за кадром также объясняет, что MG 42 – это «оружие с высокой скорострельностью, которое съедает боеприпасы в три раза быстрее, чем наше». Иллюстрируется, как немецкие пулемётные взводы с четырьмя пулемётами имеют на восемь человек больше, чем у эквивалентного американского взвода. Это связано с необходимостью переноски большого количества боеприпасов.

Видео: пропагандистский американский фильм (без русского перевода) «Bulletin F.B. № 181».

Был один момент, о котором избегали говорить в фильме Военного министерства США – несколько немецких пулемётов могли действовать согласованно и со взаимосвязанными секторами обстрела. В результате по местности, которую простреливали MG, союзные войска не могли продвигаться без серьёзных потерь.

Два MG 42 на захваченных немецких позициях
Американские солдаты на захваченных немецких позициях. Видны два хорошо замаскированных MG 42. Осень 1944, Хюртгенский лес, Германия.

Вызывает сомнения, действительно ли такие фильмы заставляли пехотинцев чувствовать себя спокойнее при соприкосновении с немецкими пулемётами. Скрытая насмешка над немецким оружием, подразумеваемая в фильме, явно противоречила реальному боевому опыту. Немецкий подход к использованию пулемётов был тактически грамотным. Учитывалась, в том числе и большая скорострельность. И опять же, остались тысячи воспоминаний ветеранов, например, воспоминания лейтенанта Сиднея Джери (Sydney Jary). Он служил в 4-ом батальоне Сомерсетского лёгкого пехотного полка (Somerset Light Infantry), сражавшегося в Нормандии в 1944 году:

Передовой взвод едва переправился через реку, как с фронта и с обоих флангов начался сосредоточенный огонь «Шпандау». Одновременно стреляло около двенадцати пулемётов. Из-за разрушительной огневой мощи врага наш батальон встал как вкопанный. Нельзя было сделать ни одного шага вперёд или в стороны, нельзя было убежать.

Также всем были хорошо известны результаты попадания в человеческое тело пули калибра 7,92 мм с начальной скоростью 755 м/с с короткой дистанции, например, 200 м. Пули часто проходили насквозь через тело жертвы и продолжали свой полёт. При стрельбе с больших дистанций человек умирал от ужасных рваных ран, повреждений органов и объёмной потери крови. Том Ренуф, служивший в 51-ой горной дивизии, был свидетелем страшных последствий попаданий из «Шпандау»:

Тем временем наш взвод закрепился на возвышенности в районе, где мы ранее попали под сильный огонь «Шпандау». Пуля попала в ногу нашему капралу Сэму Кларку (Sam Clarke) из Эльфинстоуна (Elphinstone) около Ормистона (Ormiston), перебив артерию. Он умер вскоре после этого, несмотря на все усилия рядового Нивса из Данди, который пытался остановить кровотечение бинтами. Это был мой первый опыт столкновения с прямым огнём «Шпандау». Всё, что вы слышали, – это короткая очередь, после которой начинали падать люди.

Десятки тысяч людей по всему миру во время войны получили подобные тяжкие ранения, но и сами пулемётчики также подвергались изрядной опасности.

Убитый немецкий пулемётчик
Убитый немецкий пулемётчик из наземной части Люфтваффе у своего MG 42.

Уязвимость пулемётчиков

В одной из предыдущих глав отмечалось, что немецкие пулемётчики испытывали значительные физические и психологические нагрузки, так как привлекали внимание врагов словно магнит. Наличие столь мощного оружия не давало пулемётчику 100-процентную защиту от опасностей на поле боя, а, даже наоборот, делало из него цель номер один для солдат-союзников. Немецкие солдаты, действовавшие на Восточном фронте в 1941 году, часто недоумевали. В первые месяцы операции «Барбаросса» советские войска контратаковали непрекращающимися волнами. Наступающие ряды их солдат полностью выкашивались безжалостным плотным пулемётным огнём. В то же время немцы чувствовали, что от врага им также не стоит ждать пощады. Об этом свидетельствуют воспоминания Генриха Хаппе (Heinrich Happe), немецкого офицера-медика, ставшего свидетелем гибели группы отступающих русских:

Ближе к вечеру мы прижали отступающих русских прямо к краю болот, единственным проходом через которые был бревенчатый мост. Они бежали по мосту, но наши тяжёлые пулемёты обстреляли мост и уничтожили их. Когда мы увидели, как их косят и они не могут прыгнуть ни вправо, ни влево, чтобы избежать перекрёстного огня, мы с тревогой думали о своей собственной судьбе. Ведь, достигнув противоположного конца переправы, мы, вероятно, окажемся под таким же убийственным огнём красных.

Немецкие пулемётчики, участвовавшие в том бою, не погибли в этот день, но множество других в течение войны увидели свой конец, целясь из MG 34 или MG 42. Особенно остро эта проблема проявилась в последние годы войны. Несмотря на усилия немецкой промышленности, немецкие оружейные заводы так и не смогли даже близко достигнуть объёмов производства, достигнутых союзниками. Например, в то время, как Германия произвела 159 000 артиллерийских орудий между 1939 и 1945 годами, союзники вместе произвели 914 600, причём 516 600 из них только на советских заводах. Танков и самоходных орудий Германия произвела 46 857, в то время как Соединенные Штаты произвели 88 410, СССР 105 251, Великобритания 27 896. Разрыв в объёмах производства миномётов и пулемётов был еще больше. Совокупное число выпущенных Германией миномётов составил 73 484 единицы, в то время как союзниками – 914 682 единицы. А что касается пулемётов, то итоговый объём в Германии за военное время составил 674 280 единиц, а у союзников – 4 744 484. Даже учитывая, что немалая часть ресурсов привлекалась на Тихоокеанский театр военных действий, к 1944 году всем стало ясно, что союзники достигли полного превосходства над немцами в количестве выпускаемой военной продукции.

Производство MG 34
Рабочие собирают пулемёты MG 34 на заводе. Кадры из военного фильма.

Этот дисбаланс в соотношении сил в конечном счёте не позволил MG 34 и MG 42 значимо повлиять на ход Второй мировой войны. Как мы уже знаем, эти пулемёты были способны нанести очень тяжёлые потери и заставить крупные подразделения союзников прекратить наступательные действия. Если бы у немцев не было такого мощного и гибкого оружия, вероятно, пехота союзников на всех театрах военных действий смогла бы продвигаться вперёд с большей скоростью и меньшими потерями. Эти пулемёты были настоящими умножителями силы, позволяя небольшим подразделениям удерживать позиции в течение длительного времени.

MG 42 в засаде в Нормандии
MG 42 21-ой танковой дивизии в бокаже (живой изгороди) в Нормандии, 1944.

Тем не менее, как только союзники полностью осознали разрушительную способность MG, они стали использовать тяжёлые вооружения, где это было возможно, для подавления пулемётных точек. Точно так же, как один снайпер бандитов в Афганистане мог быть нейтрализован высокоточным ракетным ударом с воздуха, немецкие пулемётные расчёты оказывались под ударами тяжёлого оружия. В то время как пехота США укрывалась от пулемётного огня, их миномёты и артиллерия могли обстреливать пулемётные позиции, с расстояния, недоступного для ответного непрямого огня MG 34 и MG 42. Ирвин Шоу (Irwin Shaw) видел американские миномёты в действии во время наступления через Северо-Западную Европу:

Через двадцать минут они достигли живой изгороди, из-за которой вели огонь вражеские пулемёты. Миномёты, наконец, уничтожили одно из гнёзд на краю поля. Другие точки были выведены из строя ещё до того, как Ной (Noah, один из американских солдат) и его рота достигли их.

 

Ной устало опустился на колени рядом с хитроумно замаскированной, плотно обложенной мешками с песком позицией, ныне разнесённой на куски. Он смотрел на трёх убитых немцев, лежащих за разбитым пулемётом. Один из немцев мёртвый всё ещё стоял на коленях позади пулемёта.

Во многих боевых отчётах кампании в Северо-Западной Европе говорится не только о потерях, которые немецкие пулемёты причиняли союзным войскам, но и о подавляющей огневой мощи, обрушивающейся на пулемётные позиции при их обнаружении. Немецкие роты защищали позиции достаточно долго, открывали по наступающим союзным войскам перекрёстный огонь, но затем отступали, когда огонь, направленный против них, становился невыносимым. Генерал Генрих фон Люттвиц (Heinrich von Lüttwitz), командующий немецким 47-ым танковым корпусом, отмечал, что:

Невероятно тяжёлый артиллерийский и миномётный огонь противника – это нечто новое, как для бывалых ветеранов Восточного фронта, так и для вновь прибывших рекрутов… Средняя скорострельность на участке дивизии составляет 4000 артиллерийских и 5000 миномётных выстрелов в сутки. Эти числа увеличиваются во много раз перед атакой противника, какой бы незначительной она ни была. Например, в одном случае, когда англичане атаковали сектор обороны всего из двух немецких рот, они израсходовали 3500 снарядов за два часа. Союзники ведут войну, не экономя ресурсы.

В этом и заключалась главная причина неспособности немецких единых пулемётов (Einheitsmaschinengewehr) изменить ход войны. MG был превосходным тактическим оружием, идеально подходящим для штурма, маневрирования и ведения огня по пехоте противника. Но в конце концов, значимость этих качеств была сведена на нет сокрушительным объёмом грубой огневой мощи, подавившей немецкие войска. Наряду с целым рядом технически превосходных образцов вооружений, произведенных Германией в 1930 — 1940-х годах, MG 34 и MG 42 не смогли предотвратить окончательное поражение Третьего Рейха.

Послевоенное влияние

Война прекратилась в Европе в мае 1945 года, но MG 34 и MG 42 продолжили дальнейшую боевую жизнь. Качество конструкции этих двух видов оружия, а также огромные военные излишки, оставшиеся в напряжённом послевоенном мире, предопределили, чтобы эти великие немецкие пулемёты не прекращали военную службу. MG 34 был менее успешным из двух пулемётов после 1945 года. Будучи более сложным, дорогим и капризным оружием, чем MG 42, MG 34 был плохо приспособлен для службы в контексте Холодной войны, но он всё равно продолжил находить новых пользователей. Есть некоторые свидетельства того, что большое количество советских и британских трофейных MG 34 попали в руки китайцев (в Гоминьдан и в Народно-освободительную армию) как во время Второй мировой войны, так и во время Гражданской войны в Китае (1927 — 50). Также в ограниченном количестве использовались в Корейской войне (1950 — 53). Часть китайских стволов, возможно, были куплены у Чехословакии, которая продолжала производить MG 34 после войны, а также продавать свои запасы военного времени. Это связано с тем, что немцы производили MG 34 в Чехословакии на заводе Waffenwerke Brunn AG, Брно, с конца 1930-х годов. Чешские и немецкие MG 34 также были куплены Израилем между 1947 и 1949 годами, для увеличения огневой мощи зарождающейся армии, получившей независимость страны. Контракты подразумевали продажу 5 515 MG 34, 10 000 патронных лент и миллионов патронов калибра 7,92×57 мм.

MG 42 в Китае
MG 42 на вооружении Народно-освободительной армии Китая.

MG 34 в небольшом количестве находились на вооружении израильской армии в течение 1950-х и 1960-х годов, и применялись в ходе Шестидневной войны 1967 года. Есть не очень достоверные свидетельства того, что MG 34 использовался в качестве оружия позиционной обороны в 1980-е годы в Израиле. Обратите внимание, что чешские поставщики не особенно беспокоились о том, кому они продавали MG 34 – ещё одним послевоенным оператором была Сирия, которая практически перманентно находилась в состоянии войны с Израилем. Другие чешские MG 34 использовались Национальным фронтом освобождения (FLN, Front de libération nationale) во время Алжирской войны за независимость от Франции в 1950-х и 60-х годах. Очевидно, что Восточный блок не был принципиальным при выборе направлений поставок оружия.

MG 34 на вооружении израильской армии
Военные автомобили Армии Израиля: «Willys MB» (американского производства) с пулемётом MG 34, два броневика «Сэндвич» (местного производства). 1948, пустыня Негев, Израиль.

Было очевидно, что MG 34 рано или поздно начнёт применяться в Юго-Восточной Азии, оказавшись в руках Вьетминя, а затем Вьетконга во Французском Индокитае / Вьетнаме. Только часть пулемётов попала в руки вьетнамских коммунистов через Советский Союз и Китай. Многие стволы были захвачены у французов. Они в значительной степени полагались (из-за экономического разорения) на реквизированное немецкое стрелковое оружие для оснащения своей армии после окончания войны в Европе. MG 34 был замечен в самых неожиданных уголках земного шара, поскольку многие страны стремились получить это первоклассное пехотное оружие. Он был приобретён многими африканскими странами, которые вели антиколониальную борьбу за независимость в 1950-х и 60-х годах. Пулемёт также был замечен в руках повстанцев Фиделя Кастро на Кубе во время последнего этапа Кубинской революции (1953 — 59).

MG 34 во Вьетнаме
MG 34 в роли зенитного пулемёта на службе у Вьетнамских коммунистов

Послевоенное коммерческое распространение MG 42 полностью затмило таковое у MG 34. Модифицированный под 7,62-мм стандартный калибр НАТО (например, модификация MG3), он приобрёл новые крепления и прицелы. Он вновь начал проявлять свои качества уже в послевоенных конфликтах. Количество операторов и производителей MG3 действительно впечатляет: Аргентина, Австралия, Бангладеш, Чили, Дания, Эстония, Греция, Иран, Италия, Мексика, Мьянма, Норвегия, Пакистан, Испания, Судан, Турция и другие. Они служили как в традиционном варианте лёгкого пулемёта с сошками, так и в варианте тяжёлого пулемёта с модифицированными версиями станка Lafette. MG3 также устанавливались на различные виды наземных транспортных средств и платформ. В австралийской армии танк Leopard AS1, принятый на вооружение в 1976 году, был вооружён не менее чем двумя MG3. Один из пулемётов был установлен в качестве спаренного со стволом оружия, а другой – возле командирского люка. Аналогично, канадские, финские и бразильские войска также использовали MG3 в своих собственных версиях Leopard. MG3 использовались в широком спектре других бронированных транспортных средств, таких как бронетранспортёры и боевые машины пехоты. Норвежские вооружённые силы, в дополнение к использованию MG3 в качестве стандартного пехотного оружия с 1969 года, имеют на вооружении версии на кронштейнах для БТР, а также для вертолётов. Финская армия применяла MG3 в своих вертолётах NH-90, а Италия устанавливала MG 42/59 на такие вертолёты, как AgustaBell AB 212. Итальянский военно-морской флот имеет MG 42/59, установленные на бортах некоторых своих кораблей. Один интересный момент, касающийся итальянских вооруженных сил, заключается в том, что итальянцы недавно выпустили версию MG 42/59, модифицированную для стрельбы боеприпасами НАТО 5,56×45 мм. Они специально пожертвовали дальнобойностью и огневой мощью 7,62-мм патронов для увеличения штатного боекомплекта. Бундесвер в свою очередь адаптировал MG3 к последнему поколению дистанционно управляемых огневых платформ. Это позволяет пулемётчикам вести огонь, находясь внутри бронированного защищённого отсека транспортных средств с помощью компьютеризированной системы управления огнём. Немецкие автомобили, в которых используется такая система, – БМП Puma AIFV и бронеавтомобиль Dingo.

MG 42 на танке Leopard AS1
Основной боевой танк Армии Австралии Leopard AS1 имеет 2-3 пулемёта MG3 для противодействия пехоте противника.

Благодаря этим адаптациям и многим другим, MG 42 продолжает быть эффективным оружием спустя почти 80 лет с начала своего первого боя. Также имеют место «неофициальные» поставки и случаи использования MG 42. Например, пакистанские оружейные заводы начали лицензионное производство MG3 в 1960-х годах. Впоследствии это оружие использовалось в войне против Индии во время конфликтов 1970-х годов и против террористических племенных группировок в северных районах. Но пакистанские MG3 также в ограниченном количестве попадали в руки моджахедов и талибов в Афганистане, повстанцев, противостоящих войскам Бундесвера, вооружённым тем же оружием. Наиболее вероятным поставщиком этого оружия является Иран, который начал лицензионное производство MG1A3 в 1970-х годах и продолжает производство и продажу этих пулемётов по сей день. Поскольку Иран классифицируется большинством западных стран как спонсор терроризма, многие государства, естественно, не в восторге от такого положения дел.

Пакистанский MG3
MG3 пакистанского производства, до сих пор выпускающийся по лицензии.

Результатом активной торговли модификациями MG 42 стало регулярное их появление на поле боя. Распад Югославии в 1990-х годах привёл к тому, что тысячи лицензионных пулемётов М53 использовались всеми сторонами конфликта, в том числе при совершении некоторых военных преступлений, которые имели место в стране в те ужасные годы. Следующий текст взят из показаний 22 марта 1999 года, данных в Международном уголовном трибунале по бывшей Югославии в конце 1990-х годов. Свидетель рассказывает о своей встрече с грузовиком, перевозившем мусульманских солдат в 1993 году:

– Прокурор задавал Вам вопросы о грузовике, который вы видели. Скажите, пожалуйста, помните ли Вы тот грузовик, въезжающий в деревню в мае 1992 года?
– Да.
– Вы сказали, что видели несколько ящиков и несколько винтовок.
–Да.
–Скажите, вы видели кого-нибудь в грузовике?
–Да. Да, кажется, я так и сказал. Я видел трёх мусульман, и они были там.
– Было ли у них в руках какое-нибудь оружие?
– Я очень хорошо помню, что у одного из них в руках был пулемёт М53, и это удивило меня.

Далее свидетель рассказывает о том, как местные государственные военные арсеналы были захвачены как гражданскими лицами, так и ополченцами, в результате чего большое количество огнестрельного оружия и боеприпасов оказалось в их руках. Свидетель также объясняет, что слышал автоматную стрельбу недалеко от своего населенного пункта, в то время, когда страна была погружена в гражданскую войну.

Боснийский M53
Боснийские боевики на фоне Сараево, один из которых в майке с надписью «U. S. Marines» держит в руках M53.

MG 42 вооружали себя ополченцы, боевики и повстанческие армии во многих других частях мира. В Мьянме местный MG3 производства Ka Pa Sa сыграл определённую роль в противостоянии местных повстанческих группировок. Суданский KARAR (клон MG3) использовался в охваченном войной регионе Дарфур. Предназначенный первоначально для одной из самых дисциплинированных и профессиональных армий в истории, MG 42 продолжил свой путь, в том числе и в совершенно неподготовленных самоорганизованных подразделениях в конце XX-го и в начале XXI-го веков.

Автор:
Логотип WarVisual

Поделиться в социальных сетях:

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x